Остров Свободы. Часть 6. Работа
Остров Свободы. Часть 6. Работа

Я никогда раньше не имел дела с подобной работой. За год до поездки я даже не знал, что есть такая профессия  — хаускипер. До поездки я выяснил, что в обязанности хаускипера обычно входит уборка комнат, не требующая каких-либо навыков и не отнимающая много сил. Последующие два месяца доказали мне, как глубоко я ошибался.

Приехав в отель рано утром, мы сразу встретили весь персонал, собравшийся у менеджера для получения инструкций на день. Менеджера отеля звали Мишель и ее боялись буквально все из-за ее непредсказуемости. Мишель увлекалась алкоголем и часто приходила на работу в нетрезвом состоянии, что естественно сказывалось на ее управленческих решениях.

Однако к счастью всех хаускиперов, Мишель редко проверяла качество уборки комнат. Чаще всего она давала указания супервайзеру Ане, которая, помимо того что убирала комнаты сама, успевала всех контролировать и давать указания. Аня родом из Польши и по-английски практически не разговаривала. Вместе с ней в отеле хаускиперами работали два ее сына и дочка.

– Александр, вот ваша уни-форма. Вы будете работать с Томашом на первом этаже первого корпуса, – говорит мне Мишель.

Томашом оказался поляк примерно моего возраста. Обычно он работал со своей сестрой Сильвией, но в этот раз ему предстояло показать мне, в чем заключается работа хаускипера и как ее выполнять. Проблема заключалась в том, что Томаш, как и его сестра, ни слова не могли сказать по-английски. Заметив такое дело, Мишель взяла ситуацию под свой контроль.

– Александр, вы сделаете несколько комнат со мной, а потом присоединитесь к полякам, – сказала она.

Сначала мне показалось, что все не так уж и плохо. Мишель очень красиво говорила по-английски, поскольку имела большой опыт работы с такими, как я. Она показала, как правильно и быстро заправлять кровати и проверять комнаты на наличие чая, кофе и других необходимых в номере предметов. Главное было не забыть, сколько полотенец должно быть в ванной комнате и какой стороной правильно складывать подушки. Причем сами номера были разных типов, от самых простых и дешевых до комплексов из нескольких комнат с кухней и бассейном.

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Информации было много, но мы надеялись, что нам дадут время освоиться. Мы ошибались. Никого из руководства не волновало, кто мы и откуда приехали. Нас взяли на работу и мы были обязаны ее выполнять максимального качественно с первого и до последнего дня. Отель чаще всего забит, а по выходным суета стояла совсем невообразимая. Поскольку первый день выпал на выходной, нас предупредили, что рабочих часов хватит всем и расслабляться не придется никому.

После первых комнат я снова присоединился к полякам, которые общались друг с другом на родном языке. Я раньше польский не слышал, но оказалось, что если знать украинский и включить воображение, то иногда можно уловить суть разговоров, а иногда можно было дословно переводить целые предложения, особенно учитывая что польский мат мало чем от русского отличается. Самый старший из поляков, Конрад, мог практически свободно разговаривать по-английски и поэтому с ним было всегда проще работать. Со временем я заметил, что Конрад никогда в своей речи не использовал прошедшее время. Самое удивительное то, что это ему не мешало свободно и красиво разговаривать даже с носителями языка.

Спустя несколько часов непрерывной и физически тяжелой работы я стал понимать, почему хаускипинг так не любят студенты «Work and Travel». В нашем отеле ситуация усугублялась отсутствием перерыва на обед. Его не было в принципе. О нем даже речь не шла, так как у нас было три листа со списком номеров, которые нужно подготовить для прихода гостей.  На каждый номер отводилось по двадцать минут, успеть за которые физически не представлялось возможным, даже если в номере будут работать все хаускиперы.

В первый день мы отработали по меньшей мере семь часов без перерыва, стараясь изо всех сил. За весь день никто не сделал ни одного замечания.

– На сегодня все. Мне не понравилось, как вы работали сегодня. Если так будет продолжаться дальше, мне придется вас уволить, – заявляет Мишель.

Первая неделя оказалась не только самой трудной за все мое пребывание в Штатах, но и наверно одной из самых трудных в жизни. Дело даже было не столько в смертельной усталости после каждого рабочего дня, сколько в каком-то психологическом давлении, которое я чувствовал со стороны Мишель. Она могла прийти пьяной на работу и начать кричать на всех подряд без причины, а потом подойти к кому-нибудь и попросить ее обнять. Она же иногда ходила по комнатам и смотрела, чтобы мы ни в коем случае не отдыхали, иначе наказание следовало незамедлительно. Бывало, когда Мишель брала выходной и не выходила на работу, но такое счастье случалось только один раз за неделю. Тем не менее, в этот день настроение у всех было немного приподнятым. Больше всего от поступков Мишель страдала наш супервайзер Аня, которой приходилось выполнять все ее приказы. Например, один раз Мишель попросила Аню поручить нам почистить все холодильники снизу, то есть перевернуть холодильники и убедиться, что они чистые даже с нижней стороны. Другой раз нам пришлось полностью разобрать кровати и убедиться, что и с ними все хорошо.

В то же время, Мишель не была главной начальницей отеля. Ей самой доставалось от одной бабушки, которой и принадлежал весь бизнес. Бабушка приезжала в отель на Лексусе и редко принимала активное участие в процессе управления, однако по характеру она была сильно похожа на Мишель, только со всеми симптомами старческого маразма. Мне довольно часто доводилось с ней общаться лично и со мной она всегда разговаривала вежливо, но случаи бывали разные. Мишель относилась к ней с огромным уважением, но когда старческий маразм накладывался на плохое настроение Мишель, все шло по цепочке: от слез супервайзера Ани, которая получала весь удар на себя, до нескольких часов бесполезной и монотонной работы хаускиперов.

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Аня оказалась удивительной женщиной. Хоть ей и было лет сорок пять и по-английски она практически не разговаривала, с ней всегда было уютно и комфортно. За день она умудрялась делать в два раза больше, чем остальные. Ее даже не смущала грязная работа, которой в отеле хватало всем. Иногда мы с ней разговаривали, она с интересом спрашивала меня о жизни в России и рассказывала свои истории на польско-английском языке. Но что меня восхищало в ней больше всего, это то что она всегда принимала весь удар руководства на себя. Никогда не было такого, что из-за какой то глупости Мишель по полной программе доставалось хаускиперам. Каждую твою ошибку она могла исправить сама, намекнув на нее и не доложив менеджеру. Мы все ее очень сильно любили и старались не подводить.

– Александр, я вижу что вы работаете лучше, – говорит мне она после очередного выматывающего семичасового дня.  – Я хочу чтобы вы работали на первом этаже первого корпуса. Вы получите рацию и будете каждый день получать список номеров с ключами.

Наверно, это можно было бы считать хорошей новостью и даже большой честью, не будь скрытого смысла в словах менеджера. Я то понимал, что меня ждут долгие два месяца работы в самом оживленном месте отеля, находящимся под постоянным контролем Мишель, где даже самая короткая передышка повлечет за собой суровое наказание и лишение всех полномочий. Но делать было нечего и оставалось только завидовать всем тем, кто работал в другом корпусе или хотя-бы на втором этаже на хорошей дистанции от нашего менеджера.

К этому времени в отель устроилась Александра из России, которой Мишель нашла место вместе со мной на первом этаже. Были правда и другие кандидаты из Украины, но они сбежали спустя два дня с начала своей работы. Стоит отметить, что в Штатах очень мало русских, но невероятно много украинцев. Практически все русскоговорящие студенты, с которыми мне доводилось общаться, родились на Украине. Однако с нами в отеле работали две девушки из западной Украины, а это совсем другое дело. Они с самого начала принципиально отказывались разговаривать по-русски и всегда держались вместе, в стороне от остальных.

На новом месте поначалу было совсем трудно, потому что для посетителей отеля я почему-то казался человеком, отвечающим за все и готовым ответить на любой вопрос или выполнить любое поручение. К нам часто подходили американцы и просили, например, дополнительные  пакеты с чаем или новые полотенца. Часто случалось так, что у гостей ломался холодильник или микроволновка. В таких случаях мне приходилось по рации вызывать американца Крузана, работающего мастером в отеле. Все это вызывало задержки и никак не влияло на тот факт, что на одну комнату нам по-прежнему выделялось по двадцать минут. Иногда посетители оставляли деньги в номерах, которые почти всегда подчищались менеджером отеля, оставляя нам только грязный номер и двадцать минут на его уборку. Помимо денег, иногда в номерах на специальном бланке посетители оставляли отзывы о нашей работе, которые нам приходилось читать. Несмотря на высокую среднюю стоимость номера, достигавшую более пятидесяти долларов за ночь, большинство отзывов были положительными и общая оценка оставалась высокой.

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Нам постоянно хотелось есть. Чувство голода во время работы достигало таких высот, что иногда мы брали еду из мусорного ведра, куда американцы кидают все подряд, не доедая. Сейчас даже страшно об этом писать, но преувеличений здесь нет.

Один раз съехавшие мексиканцы после себя оставили немного острой пиццы, на которую я сразу набросился, проверив отсутствие Мишель. Обычно в таких случаях она любила появляться из ниоткуда, жестоко при этом всех карая, поэтому один человек из пары всегда стоял у двери, пока другой кушал. Конечно, менеджеры предлагали нам обратиться и попросить перерыв, но на это попросту никогда не было времени. Единственная возможность покушать была в процессе работы.

Посетители в отеле встречались самые разные. Иногда после выезда гостя номер практически не отличался от своего первоначального вида, но такое бывает только когда в номере живут пожилые совестливые американцы. Бывали и другие случаи. Помню, как однажды зашел в номер и застыл в шоке.

– Давай лучше позовем Аню... – говорю я своей напарнице.

– Курва! – кричит подбежавшая Аня.

Через минуту прибегает Мишель и уже открывает рот, готовясь ругать на нас за задержку, как ее взгляд падает на обстановку в номере. Номер был уничтожен настолько, что больше не был похож на номер в трехзвездочном отеле. Выяснилось, что жили там чернокожие американцы, которые всегда на моей памяти устраивали спор, победителем которого являлся тот, кто нанесет номеру больший ущерб. Но эта ситуация оказалась просто вопиющей, потому что после них нам пришлось потратить минимум час, чтобы навести порядок. Это с учетом того, что к нам в помощь позвали еще одного хаускипера.

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Кому-то может показаться, что работа хаускипером не способствует погружению в культуру страны. Я и сам так сначала думал, но со временем становилось ясно, что лучшей работы и представить себе сложно. Хаускипер видит, как живут люди. С каждым днем я стал обращать внимание на любопытные мелочи, такие как например привычка американцев выдавливать всю зубную пасту до последней капли с помощью специального приспособления. Еще в Штатах идет постоянная борьба с расизмом. Если кто-то кого-то ущемил в правах по расовым соображениям, шум поднимется страшный. Это часть американской свободы, но все эти разговоры, конечно, не с пустого места начались.

Эмигранты из стран третьего мира, оказавшись в США полноправными гражданами, стараются выделиться всеми возможными способами. Женщины носят огромное количество украшений, создавая себе невероятные прически, одеваясь так, что не заметить их становится невозможно, в то время как все остальные американцы не уделяют абсолютно никакого внимания своего внешнему виду. Темнокожие американцы тем самым старались показать свое равноправие с остальными. Иногда это ограничивалось только внешним видом, но иногда дело доходило до вызова менеджера в покинутый гостями номер. Однажды посетитель после себя оставил то, что оставлять в номере было никак нельзя. Но он не просто оставил, он спрятал все в подушку. Хаускипер ничего не заметил, а следующие гости, въехившие в номер, заметили. Хаускипер был уволен в этот же день.

Отличительной особенностью нашего отеля являлось отсутствие каких-либо запретов. Считалось, что гость, заплативший деньги за ночь, должен чувствовать себя максимально свободно и раскрепощенно, не думая о том, что нельзя а что можно. Именно поэтому некоторые гости позволяли себе слишком многое, а администрация отеля ничего с этим сделать не могла. В конечном счете больше всего страдали конечно хаускиперы, то есть мы.

Но спустя месяц мы начали привыкать к такой работе. Нам она даже начала нравиться, а постоянные выходки менеджера вызывали только улыбку. Все понимали, что в случае увольнения кого-нибудь из нас, ей придется самой ходить и убирать комнаты, потому что больше некому, а все попытки нанять нового сотрудника заканчивались неудачей. Мало кто держался долго на такой работе. Иногда правда она переходила границу, выпивая перед началом рабочего дня и начиная давать бессмысленные команды нашей проверяющей Ане, доводя ее до слез. Но были и необычные случаи, когда Мишель готовила нам обед и заказывала пиццу, разрешая всем собраться и отдохнуть после тяжелого дня.

Каждые две недели мы получали зарплату в виде чеков, обналичиваемых в банке. Зарплата соответствовала нормам штата Висконсин и составляла восемь долларов за час, однако количество отработанных часов часто выходило за предел максимально допустимых, поэтому все остальное выдавалось наличными по двойной ставке.

В качестве отдыха от основных обязанностей, нас отсылали в прачечную, где всегда было спокойно и где играла музыка. Там можно было пообщаться друг с другом, складывая высушенные полотенца и постельное белье. Там мы чувствовали себя счастливыми, думая, кому же сейчас достается от Мишель. Но Мишель иногда умудрялась контролировать нас и в прачечной.

– Александр, у вас ведь сейчас Путин президент? – спрашивает она.

Путина в Штатах знают практически все, поэтому такому вопросу я не удивился.

– Да, уже давно, – отвечаю я.

– Он вроде нормальный мужик, поддерживал наши с вами отношения, – говорит Мишель.

От безобидных политических тем разговор переходил в более неудобные русла.

– Ксения, вы из России?, – спрашивает Мишель.

– Нет, из Казахстана, – отвечает Ксения.

– Это хорошо. Я не люблю нанимать девушек из России, потому что они все проститутки, – рассказывает Мишель.

Один раз я оказался с ней один на один, оставшись позже всех в прачечной. Это было после восьми часов беготни по комнатам в выходной день. Тогда мне пришлось слушать о налогах и об американском правительстве. С одной стороны нам нравились такие долгие дни, потому что в них всегда удавалось заработать вплоть до шестидесяти долларов. С другой стороны, от усталости подкашивались ноги и не было сил даже приготовить себе ужин дома, не говоря уже о поездке в магазин за продуктами.

Поначалу было трудно привыкнуть к местной еде. В Делсе было достаточно много столовых, где платишь фиксированную сумму и ешь сколько угодно. В таких местах мы набивали себе тарелки по нескольку раз. Трудно было поверить, но чувство насыщения не приходит даже после трех тарелок тяжелой пищи. Но что еще удивительнее, чувство голода накатывало в полную силу уже спустя несколько часов после плотного обеда. Мы пытались кушать в местных буфетах, в кафешках и в макдональдсах, но в конце концов стали готовить покупать еду сами и готовить в микроволновке дома. Каждый раз удивлялись, сколько всего можно сделать в микроволновке. Кроме нее, правда, больше ничего и не было, поэтому и выбор был невелик. Да чего там, у нас дома не было даже стола и полочек, куда можно было бы положить одежду. Все вещи лежали на полу, а кушать мне приходилось на микроволновке, в то время как Виталий устраивался на кровати.

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

За продуктами приходилось ездить часто и далеко. В небольших американских городах всегда как правило один крупный гипермаркет, где можно купить все что угодно. Такой гипермаркет расположен за пределами города и добираться до него удобно только на машине, которой у нас, конечно, не было. Зато у нас были велосипеды, на которых мы и возили еду, тратя по два-три часа на дорогу.

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Иногда интересные истории рассказывали румыны, с которыми нам посчастливилось жить в одном доме. Ребята работали спасателями.

Спасатель – звучит красиво, но по факту это человек, который с утра до вечера сидит на солнце и смотрит, чтобы дети не заплывали за буйки. В Делсе моря нет, поэтому все спасатели работали в аквапарках. Работа в большинстве случаев невероятно скучная, но и доля ответственности имеется. Руководство аквапарков придумало интересный способ контроля засыпающих на посту спасателей. Иногда проверяющий кидал в воду яркий шарик, который спасатель обязан был заметить и поднять. В противном случае следовало увольнение.

Чаще всего спасатели меняли работу и становились теми же хаускиперами, но и хаускиперы работали на разных условиях. У нас за время проживания в Делсе появились друзья-хаускиперы из других, более крупных отелей. Если у нас работа была весьма хаотичной, то у друзей как правило был составлен четкий график и фиксированное количество рабочих часов, недостаточных для комфортной жизни. Такие люди всегда искали вторую работу, найти которую в Делсе не составляло особого труда. Некоторые умудрялись успевать и на трех работах, трудясь и по шестнадцать часов в сутки.

Раз в неделю у нас был выходной, в который мы с Виталием старались выбраться из города на велосипедах. Такие вылазки давались не просто, потому что практически каждый день в штате стояла аномальная жара в сорок градусов. Из-за жары американцам даже пришлсоь отменить салют на День Независимости, потому что все вокруг высохло и риск возгорания был велик. Несколько раз ездили кататься в местный парк, расположенный в нескольких километрах от Делса. Каждый раз с удовольствием отмечал для себя, что хоть городок и туристический, но стоит только отъехать на несколько километров в сторону, как начинается настоящая провинциальная Америка, о которой снимали так много фильмов. Пугало только количество различных запретов на каждом шагу. Если это парк, то там обязательно будут десятки запрещающих знаков. Американцы всегда найдут что запретить, поэтому иногда складывалось впечатление, что люди в США живут в строго определенных рамках, которые русскому человеку непонятны. Свобода в этой стране настолько ограничена, что мне даже начинало казаться, что у местных даже образ мышления базируется на каком-то шаблоне, не позволяющем даже думать о том, что у нас считается обычным делом. Этим я объяснял себе крайнее возмущение американцев по поводу дальних поездок на велосипедах по дорогам, где велосипедных дорожек нет.  

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Остров Свободы. Часть 6. Работа

Помимо велосипедных вылазок иногда получилось сходить в кинотеатр и покататься по жилому кварталу Делса. У всех американцев очень четкое и последовательное представление о мире вокруг них. В каждой семье обязательно должно быть несколько автомобилей и барбекю с небольшим садиком и детскими игрушками. Мужчина приезжает на Лексусе домой, его встречает вся семья. Жена радостно кричит, что ужин готов, пока дети бегут к отцу на руки. Именно в таком виде американский образ мышления представляет себе семейное счастье. Именно так оно и есть. Так и живут, стараясь не выходить за рамки.

На самом деле, мы очень мало знаем об американцах. Наше представление о них сформировано исключительно телевидением и интернетом. Причем ситуация одинаковая с обеих сторон. Американцы тоже знают о нас только то, что им предлагает правительство, контролирующее все области жизнедеятельности. Свобода слова, разумеется, присутствует, но с каждым годом все более незаметными становятся способы управления людьми. Никто и никогда не покажет в хорошем свете россиян, если Штатам это не выгодно. В моем представлении, американцы – это люди, которых воспитали жить в рамках и правилах. А вот чего у американцев точно не занимать – так это умения передавать знания из поколения в поколение. Страна молодая, истории по сути говоря мало, но каждый житель знает и гордится всем, что у него было и есть. Во всем остальном большинство американцев имеют очень ограниченные взгляды.

Правила и законы работают повсюду. Однажды мне довелось иметь дело с местной полицией. Полицейский остановил меня и пол часа рассказывал, по какой именно дороге нужно ездить на велосипеде и по какой ездить нельзя. Чаще всего это не играло никакой роли, но есть правила и они должны соблюдаться. После нашего разговора я всего лишь немного опоздал на работу. Были случаи и менее приятные.

Ксения из Казахстана, приезжавшая в Америку уже не в первый раз, каждый год попадала в неприятные ситуации на дороге. Каждый год ее сбивала машина. При мне такая ситуация была лишь однажды, когда выезжающий с парковки водитель не посмотрел по сторонам и сбил Ксению. Ущерб был нанесен небольшой и в России скорее всего дело бы закончилось извинениями, но добросовестные американцы, проходившие мимо, незамедлительно вызвали полицию. Полиция, убедившись, что все живы, согласно своему протоколу выписала Ксении счет в семьдесят долларов за беспричинный вызов.  

Однажды мне рассказывали вопиющий случай. Какой-то мужчина потерял смысл жизни и бросился под поезд. Полиция, спустя сутки, прислала близким погибшего круглый счет за уборку путей. Такую ситуацию представить себе в России невозможно, а в США это совершенно обычное дело. С одной стороны все логично, за работы должен кто-то платить, но с другой стороны это бесчеловечно. Правила и законы для американца всегда будут на первом месте.




Страна
США
Просмотры
13035